Логотип 1nep.ru
facebook vk.com youtube
Регистрация
Статьи

Профессия - мастер татуировки

12300
Профессия - мастер татуировки

Искусство создания различных изображений на живой коже существует с незапамятных  времен. История татуировки сохранила для нас многочисленные свидетельства того, что прак...

Специалистам

Краткая история татуировки

При ограниченных коммуникативных связях между народами и культурами естественным является то, что в каждом регионе это искусство имело свое оригинальное название. Но судьба развития цивилизации распорядилась так, что именно таитянское слово стало основой английского, а впоследствии и интернационального термина - tattoo. Из английского языка слово tattoo с конца 18-начала 19-го века стало проникать в другие языки и трансформировалось в такие слова, как tаtouage, tеtovaze, tatuviren, и т.п.. Русифицированный термин татуировка в литературе упоминается с конца 19-го века.

Но только в 20-м веке в США и в Европе сформировались условия для того, чтобы татуировка стала официальной, освещаемой в прессе и рекламируемой услугой. Татуировка, которая ранее практиковалась только в ряде социальных групп населения (моряки, шахтеры, заключенные и пр.), шагнула в массы. В истории татуировки это событие связано с развитием технологий. Тату-художники, получившие в свое распоряжение новый инструмент в виде электрических тату-машинок, стали создавать первые тату-студии. Их возможности по реализации собственных художественных идей или дизайнов заказчиков значительно выросли и стали привлекательными для все новых и новых клиентов самого различного социального положения. Так появилась профессия tattoo artist, или профессия тату-мастера.

В России это произошло только в первой половине 1990-х годов в период становления частного предпринимательства.

История татуировки доказала несостоятельность стереотипа, утверждающего, что искусство росписи на теле, кроме примитивных племен может интересовать только некоторые отдельные специфические слои населения. Стремление человека заявить окружающим о своей индивидуальности через внешние атрибуты не замыкается только на возможности, которые дает одежда, обувь, всевозможные аксессуары и другие личные предметы. История татуировки подтвердила, что людям необходима возможность гораздо шире и глубже раскрыть и продемонстрировать индивидуальные особенности личности, заявить окружающим о своих вкусах, пристрастиях, духовных приоритетах, интимных переживаниях.

Как и в любом другом искусстве встречаются более и менее талантливые представители, так и в профессияи тату-мастера всегда находились те, у кого роспись по телу получалась лучше, чем у других. Но, также как и услуга, профессия тату-мастера могла появиться только тогда, когда спрос на этот вид искусства стал достаточно массовым. Только в 20-м веке, в связи с развитием технологий и расширением возможностей коммуникаций между людьми создавались условия для признания обществом тату в качестве нового вида искусства. С ростом спроса на татуировки стало появляться все больше художников, желающих попробовать реализовать себя в этом эксклюзивном виде творчества. С развитием профессии тату-мастера при наличии достаточной практики разрабатывали и совершенствовали технические приемы для воплощения своих замыслов по созданию на коже графических и имитации живописных изображений. Чем разнообразнее и качественнее стали работы мастеров, тем больше у них становилось клиентов. Таким образом, история татуировки замкнулась. Чем интереснее, разнообразнее и качественнее предложение, тем больше спрос. А чем больше спрос, тем больше потребность в исполнителях.

То же самое касается и перманентного макияжа – разновидности татуировки по назначению. До 1980-го года не было понятия перманентный макияж и косметическую татуировку на лице делали лишь отдельные представители мастеров художественной татуировки. Основой для становления этой услуги являлось создание с начала 1980-х годов производств специальных тату-машинок (ручек) и специальных пигментов для перманентного макияжа. Вскоре стали появляться и первые курсы по подготовке мастеров.

К слову необходимо сказать следующее. Признавая, что решающее значение в развитии нового направления в красивом бизнесе сыграло начало производства специальных электромеханических приборов для перманентного макияжа, мы должны помнить и о параллельном развитии ручного инструмента для перманентного макияжа. Мануальный перманентный макияж это не отдельная услуга, а просто одна из технологий, которая может использоваться мастером перманентного макияжа. Аналогичная ситуация наблюдается и в художественной татуировке.

Особенности профессии тату-мастера и мастера перманентного макияжа

Стандарты на оказание услуг по татуировки – основа цивилизованного развития услуг по перманентному макияжу и художественной татуировке и защита мастеров от произвола чиновников.

В России перманентный макияж как услуга стал появляться в тату-студиях, салонах красоты, косметологических предприятиях с первой половины 1990-х годов. И с середины 1990-х начали работать первые курсы по подготовке мастеров художественной татуировки и перманентного макияжа. К настоящему времени количество подобных курсов в России создано сотни, если не тысячи. Основная их коммерческая цель – это организация продажи инструмента и расходных материалов для мастеров.

Трудно переоценить влияние этих курсов, школ, учебных центров на развитие услуг по татуировке, на их качество и безопасность. Отсутствие стандартов на оказание услуг по татуировке, на обучение привело к появлению в профессии тату-мастеров, чья квалификация была весьма низкой.

Некоммерческое партнерство Международная Лига профессионалов перманентного макияжа взяло на себя ответственность разработать и способствовать распространению стандартов на оказание услуг по татуировке. В этих стандартах будут указаны требования к квалификации мастеров художественной татуировки и перманентного макияжа, сформулированы обязательные требования к стандарту на их обучение.

Профессиональная подготовка мастеров художественной татуировки и мастеров перманентного макияжа, оказывающих услуги качественно и безопасно, является насущной задачей и обязательным условием цивилизованного развития услуг по татуировке.

Оказание услуг в соответствии с национальным стандартом – это защита мастера от ряда претензий со стороны клиентов и со стороны государственных служб.

В профессии тату-мастеров и мастеров перманентного макияжа присутствует уникальное сочетание различных ее особенностей. Попробуем выделить некоторые из них.

  1. В профессии тату-мастера в большей степени, чем во многих других «рукотворящих» профессиях исполнитель вкладывает в работу свою душу и свою индивидуальность. Это связано с тем, что мастер непосредственно сам принимает заказ от клиента, обсуждает его с клиентом, имеет возможность влиять на окончательный вариант заказа, разрабатывает эскиз и проект выполнения работы, творит как художник, проявляя при этом свои творческие способности и профессиональные навыки.
  2. В процессе обсуждения и формирования заказа на выполнение работы встречаются два мировосприятия, и появляется возможность влияния мастера на сознание клиента. Причем это касается не только разных эстетических вкусов, но и разных уровней духовности клиента и исполнителя. История татуировки доказала, что рисунки на теле имеют сакральный смысл, речь идет о слиянии материального и духовного. Мастер вольно или невольно касается интимной стороны жизни клиента. Продукт, создаваемый настоящим мастером татуировки - это всегда таинство, синтетическая материализация аспектов духовных миров мастера и клиента.

    Профессия тату-мастера является средством самоидентификации человека. И это справедливо не только для клиента, как заказчика и носителя на своем теле продукта услуги, но и для мастера, как исполнителя.

    Мастер имеет дело с конкретным заказчиком, с конкретной личностью, а не с анонимным, обезличенным покупателем товара или услуги, как это бывает в других ремесленных профессиях и тем более на массовых производствах.

    Отсюда возникает персональная ответственность мастера перед конкретным потребителем услуги:

    Наглядный результат работы мастера, публичная демонстрация и оценка его труда, осознание мастером морально-нравственной стороны своей деятельности, возможности ее влияния, как на социальную, так и на интимную стороны жизни клиента, накладывает на мастеров перманентного макияжа и художественной татуировки еще большую ответственность за качество своей работы.

  3. Мастер, вступая в контакт с клиентом, несет моральную и юридическую ответственность за достоверное и полное информирование клиента об особенностях и условиях выполнения работы.
  4. В профессии тату-мастера большое значение имеет моральная и юридическая ответственность за соблюдение санитарных норм и правил при организации и выполнении процедур пигментирования кожи.Выполнение процедур пигментирования кожи из-за возможности занесения инфекции связано с риском для здоровья, как мастера, так и клиента.
  5. Работа сдается исполнителем персонально и непосредственно клиенту.
  6. Ответственный мастер ведет сопровождение клиента после завершения работы, беспокоясь о соблюдении клиентом правил ухода за татуировкой.

Перечисленные выше особенности профессии тату-мастера выдвигают широкий спектр различных требований к ее обладателю, к набору компетенций, которые должны определить перечень дисциплин программы профессиональной подготовки мастеров татуировки.

Все рассмотренные особенности профессии тату-мастера являются признаками ремесленных профессий. Международная Лига профессионалов перманентного макияжа сотрудничает с Ремесленной палатой России. Результатом этого сотрудничества явилось, в том числе, включение услуг по татуировке в 2011 году в раздел «Бытовые услуги» Общероссийского классификатора услуг населению ОКУН-002-93.

Одним из важнейших аспектов профессии тату-мастера является безопасность, как для здоровья клиента, так и для исполнителя. Особенно это актуально, если речь идет о дермальной татуировке, связанной с введением красителя на кончике иглы непосредственно в кожу.

Соблюдение мастером санитарных норм и правил предписано законом и отражает морально-нравственную, этическую сторону профессии мастеров художественной татуировки и мастеров перманентного макияжа.

Международная Лига профессионалов перманентного макияжа приняла непосредственное участие в разработке санитарных правил и нормативов для предприятий коммунально-бытового назначения, оказывающих парикмахерские и косметические услуги. Генеральный директор Лиги Охотенко В.В. является членом Общественного совета при Управлении Роспотребнадзора по г.Москва. Также, благодаря тому, что Международная Лига профессионалов перманентного макияжа является членом Торгово-промышленной палаты России, генеральный директор Лиги Охотенко В.В. при содействии ТПП РФ был включен в состав рабочей группы по разработке этого документа. Татуаж, среди прочих бытовых услуг фигурирует в СанПиНе-2010 в ряде пунктов. Этот документ, зарегистрированный в Минюсте, является для нас руководящим документом по организации услуг перманентного макияжа и художественной татуировки.

Первые «Методические рекомендации по устройству, оборудованию и содержанию салонов художественной татуировки» были утверждены главным санитарным врачом города Москва еще в 1998 году, а в 2010 году такие же «Методические рекомендации…» утвердил главный врач Центра коммунальной гигиены города Москва. И их тоже следует брать за основу при организации наших услуг наряду с СанПиНом-2010.

Название профессии – тату-мастер

Почему не специалист по татуировке, почему не назвать квалификацию «специалист по перманентному макияжу»? Почему, например, не татуировщик? Почему не специалист по микропигментации или не микропигментолог?

Перечислю несколько аргументов, объясняющих мое предложение называть профессию «мастер татуировки», а при присвоении квалификации мастерам татуировки указывать или «мастер художественной татуировки» или «мастер перманентного макияжа».

  1. Понятие специалист по российскому законодательству может употребляться только в профессиях, для получения которых требуется прохождения обучения в соответствии со стандартами или для высшего или для средне-специиального обучения. Все остальные профессии относятся к рабочим профессиям.
  2. Название профессии «татуировщик» накладывает отпечаток гендерности, как-будто название профессии относится только к мужчинам. Чтобы не ущемлять дамский пол, понадобилось бы еще одна профессия - «татуировщица».
  3. А профессия тату-мастер решает эти гендерные противоречия в восприятии названия профессии разными полами. Название профессии «мастер татуировки» – это название - унисекс.

  4. Исследования лингвистов и в России и за рубежом показали, что если название профессии состоит из двух – трех слов, то это воспринимается носителями профессии и окружающими более солидно, более весомо, более престижно. Для понимания предлагаю, например, сравнить следующие названия профессии: маникюрист и маникюрщица или мастер маникюра и мастер ногтевого сервиса.
  5. Название профессии «мастер татуировки» и тем более название квалификации «мастер художественной татуировки» или «мастер перманентного макияжа» достаточно емко и полностью отражает особенности профессии, ее содержание, то есть такое название полностью самодостаточно и не требует никаких дополнительных разъяснений. Возьмем, например, термин «микропигментолог». Чем он занимается? Вы представляете себе клиента или пациента, который мечтает сделать себе не перманентный макияж, а микропигментацию или микропигментирование?

Некоторые мастера татуировки практикуют только в художественной татуировке, другие – только в перманентном макияже. Профессия у них одна – «мастер татуировки». А программы подготовки, несмотря на схожесть в технологии выполнения процедур, должны отличаться. Соответственно в профессии мастер татуировки должны быть две квалификации: «мастер художественной татуировки» и «мастер перманентного макияжа». Если мастер художественной татуировки уже имеет соответствующую квалификацию и хочет получить дополнительно квалификацию по перманентному макияжу, то он должен пройти дополнительно курс подготовки, предусмотренный именно для такого случая. И наоборот. Если мастер перманентного макияжа, имеющий соответствующую квалификацию мастера перманентного макияжа, хочет получить еще и квалификацию мастера художественной татуировки, то он также должен пройти дополнительно курс подготовки, учитывающий уже имеющуюся у него квалификацию. В обоих случаях профессия «мастер татуировки» остается неизменной.

Проблемы, стоящие на пути повышения качества и безопасности услуг по татуировке

Отрицательное отношение общества, а точнее ряда его представителей из государственных служб, к услугам по татуировке, игнорирование их, может мешать развитию и совершенствованию этих услуг, повышению их качества и безопасности.

То же самое можно сказать и о тех, кто проявляет якобы заботу о клиентах и предпринимает реальные шаги по включению услуг по татуировке в разряд медицинских.

Попытки включения услуг по татуировке в перечень медицинских услуг под наукообразным, медицинским термином «дермопигментация», уже приводит к тому, что Управления Федеральной антимонопольной службы и Управления Здравоохранения в разных регионах, даже, не имея на то юридических оснований, требуют наличие медицинских лицензий для оказания услуг по художественной татуировке и по перманентному макияжу. Причем ни УФАС, ни Управления Здравоохранения не смущает, что они, требуя медицинскую лицензию, не могут юридически грамотно ответить на вопрос: на какой вид медицинской деятельности требуется лицензия и каким нормативно-правовым актом обосновывается требование наличия медицинской лицензии. Также юридически точно неопределено и просто непонятно, что представляет собой загадочная услуга «Дермопигментация (перманентный татуаж)». Эта услуга включена среди прочих физиотерапевтических услуг в раздел «Электромагнитное лечебное воздействие на органы и ткани» Номенклатуры медицинских услуг…, зарегистрированной в Минюсте в 2012 году.

Самое печальное в этой ситуации то, что, в ряде случаев органы правосудия принципиально стоят на стороне государственных служб, вынося неправовое решение о прекращении деятельности мастеров, рекламирующих свои услуги по перманентному макияжу и ведущих деятельность без наличия медицинской лицензии.

Судебная практика показывает, что наукообразные и медицинообразные (простите за вольное обращение с русским языком) неологизмы типа «дермопигментация», «микропигментация», «микропигментирование», внедряемые сначала в умы начинающих мастеров и чиновников, а затем и в нашу профессию, не только не содействуют качеству и безопасности услуг по татуировке, но и уже приносят реальный вред. По решению судов или УФАС лучшие мастера художественной татуировки (художники) и лучшие мастера перманентного макияжа (визажисты) вынуждены или уходить в подпольный бесконтрольный бизнес или договариваться с контролирующими службами.

С теми мастерами, которые имеют медицинское образование и работают «под крышей» медицинской лицензии, тоже не все так просто. Во-первых, у контролирующих служб в настоящий момент есть свобода выбирать на какой вид медицинской деятельности требовать у предприятия или частного предпринимателя лицензию. С одной стороны услуга «Дермопигментация (перманентный татуаж)» (написание терминов сохранено согласно текста документа) находится в «Номенклатуре медицинских услуг..» среди прочих физиотерапевтических услуг и тогда лицензия на косметологию мастера может не прикрыть, так как могут потребовать лицензию на физиотерапию. И наоборот, если у вас нет лицензии на терапевтическую косметологию, а есть на физиотерапию, то в суде обоснуют, что у вас не та лицензия, потому что в «Программе подготовки врачей по косметологии» есть пункт: «микропигментирование и татуаж». Значит вам нужна лицензия на терапевтическую косметологию. С такого типа логикой со стороны Управлений здравоохранения мне приходилось сталкиваться в судах, куда меня не раз приглашали в качестве эксперта. Причем приглашал не суд, а обычно - мастер перманентного макияжа. Суду нередко и до самого судебного заседания уже было ясно, чью сторону ему следует занять и поэтому эксперты судье бывают не нужны.

В 2010 году в журнале «Перманентный макияж» вышла моя статья «Многоликий перманентный макияж». В этой статье я предостерег участников нашего бизнеса от безоглядного использования наукообразных, пускай красивых, но «попахивающих» медициной терминов «дермoпигментация» и «микропигментирование (микропигментация)». Во-первых, эти термины абсолютно не отражают сути услуг, за которыми приходят наши клиенты. Во-вторых, эти термины оказывают нежелательное воздействие на сознание, убеждая в том числе врачей и чиновников, в том, что мы занимаемся оказанием медицинских услуг.

Мне доводилось видеть формы информированного согласия клиента на выполнение перманентного макияжа, в котором не то что не разъяснялось, что такое перманентный макияж, но само понятие «перманентный макияж» даже не упоминалось. Зато терминов «дермопигментация», «микропигментолог» было предостаточно. И это были информированные согласия от известных учебных центров по обучению перманентному макияжу при крупных торговых компаниях, имеющих немалый авторитет, завоеванный исключительно за счет широкой рекламы.

К сожалению, внедрение этих терминов в наши умы производилось далеко не бездумно, а имело корыстный умысел. В 2005 году один Институт федерального значения разработал проект медицинской технологии «Дермопигментация некоторых косметических недостатков кожи. Перманентный макияж».

Меня пригласили стать соавтором этой технологии. Познакомившись с текстом технологии внимательно и, поговорив с авторами, я понял, в какое неблаговидное дело меня пытаются вовлечь. Конечно, по совести я не мог принять это предложение. Но, получив информацию о готовящейся «бомбе» для многих мастеров перманентного макияжа и художественной татуировки, я пошел в Росздравнадзор, предупредив принятие новой медицинской технологии. Мне удалось найти аргументы, достаточные для того, чтобы эта технология не была зарегистрирована.

А предложение, которое я получил, с коммерческой точки зрения было очень заманчивым. В случае принятия закона о том, что перманентный макияж в составе дермопигментации является медицинской услугой, обучение на специалиста (уже не мастера) по перманентному макияжу было бы разрешено только в ограниченном количестве медицинских образовательных учреждений. Мне, как предполагаемому соавтору новой медицинской технологии, было предложено помочь организовать обучение будущих специалистов на базе этого Института. Понятно, что Институту было необходимо мое имя, по крайней мере, на начальном этапе продвижения обучения перманентному макияжу на их базе. Мне было также предложено совместно с Институтом зарегистрировать один из аппаратов для перманентного макияжа в Комитете по новой медицинской технике Минздрава как медицинский и совместно организовать его продажи всем мастерам, которые захотят работать легально, и будут вынуждены заменять свое оборудование на медицинское.

Итак, принятие этой технологии привело бы к тому, что обучение перманентному макияжу, как медицинской услуге, в самом начале было бы монополизировано одним Институтом. Всем мастерам татуировки, которые хотели бы практиковать легально, если конечно у них есть медицинское образование, пришлось бы проходить повышение квалификации в этом Институте, чтобы стать специалистами по дермопигментации. В дальнейшем, наверное, круг медицинских образовательных учреждений, в которых было бы организовано обучение «Дермопигментации» расширился.

Но свет клином, как говориться, на Охотенко не сошелся. По имеющейся у меня информации в соавторы новой медицинской технологии «Дермопигментация…» пригласили другого известного в нашем бизнесе человека, который согласился с идеей продвижения услуг по дермопигментации.

Кстати, первой ласточкой среди медицинских аппаратов «для поверхностной дермотологической обработки кожи» стал аппарат, зарегистрированный в Росздравнадзоре в 2011году, одним из членов Общества специалистов эстетической дермопигментации. Ранее этот аппарат был представлен на нашем рынке как аппарат для перманентного макияжа.

В случае, если «дермапигментация», как услуга, все-таки войдет в официальный перечень медицинских услуг подлежащих лицензированию и из ее описания станет окончательно ясно, что это не физиотерапевтическая услуга, а татуировка, то предприятия и частные предприниматели, которым удалось бы получить медицинскую лицензию, должны были бы организовать оказание услуг по перманентному макияжу и художественной татуировке следующим образом.

  1. Для выполнения процедур перманентного макияжа и художественной татуировки работодатель мог бы по закону оформлять на работу только специалистов с медицинским образованием, прошедших повышение квалификации по дермапигментации.
  2. Специалист перед процедурой должен был бы вписать в медицинскую карту медицинский диагноз, обосновывающий необходимость выполнения процедур художественной татуировки или перманентного макияжа.
  3. Для выполнения процедур необходимо было бы оснастить рабочее место соответствующим медицинским инструментом для дермопигментации.
  4. Ведение медицинских карт было бы обязательным, как это должны делать, например, медсестры и врачи по косметологии.
  5. В конце каждого года пришлось бы сдавать статистическую отчетность в органы статистики об итогах лечения пациентов.

Абсурд, до которого не додумались ни в одной стране мира!

В настоящее время мы уже пожинаем плоды, ведущейся в последние годы пропаганды упомянутых выше вредоносных терминов и убеждения всех мастеров перманентного макияжа в том, что в России перманентный макияж – уже медицинская услуга.

Но не всё еще потеряно. Все мастера должны наконец-то для себя решить, какую профессию они выбирают: мастер по татуировке или специалист по дермопигментации. Соответственно этому выбору они будут оказывать бытовые услуги по перманентному макияжу и художественной татуировке или медицинские – по дермопигментации и микропигментированию. В настоящий момент все маски сброшены. Идет борьба и есть, как это ни прискорбно, уже первые жертвы. Пассивность подавляющего большинства мастеров сегодня предопределяет их на проблемы завтра.

Международная Лига профессионалов перманентного макияжа в соответствии с Программой развития национальных стандартов на 2012-2015 годы продолжает свою работу по разработке проекта национального стандарта. Генеральный директор Лиги Охотенко В.В., являющийся членом технического комитета Росстандарта «Бытовое обслуживание населения» должен в ближайшее время предоставить в этот комитет проект национального стандарта (код темы 1.9.346-1.003.12) «Услуги бытовые. Услуги по татуировке (художественная татуировка, перманентный макияж). Общие требования». Данный « Национальный стандарт…» – это закон и итоговый документ, который окончательно разрешит вопрос о правовом положении в России услуг по художественной татуировке и перманентному макияжу.

У нас в России всегда законы писали чиновники, и получались соответствующие издержки мешающие работе профессионалов в той или иной отрасли. Сейчас всем мастерам татуировки предоставляется возможность непосредственно участвовать в разработке закона, регулирующего нашу деятельность. Международная Лига профессионалов перманентного макияжа добилась этого.

Но Лига – это не чья-то сторонняя организация. Международная Лига профессионалов перманентного макияжа – это те мастера, предприятия и частные предприниматели, которые поддерживают идеи Лиги и хотят работать красиво и стабильно, получая моральное и материальное удовлетворение от своего творчества. Все члены Лиги, оказывая посильную помощь членскими взносами пока еще очень скромному бюджету нашего некоммерческого партнерства, отстаивают свои права вне зависимости от того чем они занимаются – перманентным макияжем или художественной татуировкой.

Обращаюсь ко всем мастерам художественной татуировки и мастерам перманентного макияжа с просьбой присылать свое мнение по идеям, высказанным в данной статье на e-mail: tattoostandard@mail.ru.

Поделиться

Подписаться на ежедневный дайджест 1nep.ru

Возврат к списку

Другие статьи по темам

Химические пилинги. Теория и практика Статьи Химические пилинги. Теория и практика
Пять волшебных «НЕТ», или Как не спугнуть пациента? Статьи Пять волшебных «НЕТ», или Как не спугнуть пациента?
Качество и безопасность косметологических услуг Статьи Качество и безопасность косметологических услуг

Читайте также

Филлеры с гиалуроновой кислотой показаны при липоатрофии лица Филлеры с гиалуроновой кислотой показаны при липоатрофии лица
Дерматологи неправильно оценивают эффективность солнцезащитных средств Дерматологи неправильно оценивают эффективность солнцезащитных средств
Швы в один слой наиболее эффективны для устранения дефектов кожи головы Швы в один слой наиболее эффективны для устранения дефектов кожи головы

Комментарии (0)

Войти по логину портала 1nep.ru или с помощью
img img