Логотип 1nep.ru
facebook youtube vk.com
ВХОД
Статьи

Роль личности в косметологии

2430
Роль личности в косметологии

Большое интервью с большой женщиной в профессии. Поговорили с Натальей Бужинской о косметологии в России и на Западе, ценностях в профессии, критериях оценки врача и новых косметич...

Бизнес
SAM-2018

От редакции

Этим интервью мы хотели бы начать прекрасную рубрику «Роль личности в истории», как бы громко это не прозвучало. Медицину делают люди, и руководители – это те люди, которые берут ответственность за то, как будет развиваться клиника и будут ли довольны и счастливы пациенты.

Сегодня мы в гостях у клиники «Петровка Бьюти» и ее генерального директора и владельца Натальи Бужинской.

Наталья, вы на огромном косметологическом пространстве уже более 20 лет. Расскажите, как все начиналось. В каком году вы открыли «Петровка Бьюти»?
Мы начинали в 1997 году, и предполагалось, что клиника будет стоматологической. Косметология без пластической хирургии была слишком мелким и неинтересным «салонным» бизнесом на уровне парикмахерских. Мы пригласили крутых израильских врачей, закупили хорошую мебель, оформили интерьер – сделали все по высшему разряду, но тут грянул кризис. Денег ни у кого не было, у нас в том числе. На ремонт хватило, а на запуск с крутым оборудованием – уже нет. И тогда «по бедности» мы решили заняться косметологией, в те времена это направление не требовало больших вложений – аппаратов в то время не было. Все было как? Ты купил продукт, научился с ним работать, сделал услугу, купил опять. Помню, как появились первые гликолевые пилинги с концентрацией 8–10 % Academie (они, кстати, существуют до сих пор). И это было что-то! Первый год врачи набирались опыта, при мне учились инъецировать «Ботокс», делать пилинги, появились первые филлеры – «Рестилайн», и мы потихоньку все внедряли. Хорошее ли было время? Молодость, в том числе и для бизнеса, всегда хорошее время, но сейчас гораздо интереснее, не говоря уже о несопоставимом уровне подготовки косметологов тех лет и сегодняшнем уровне подготовки специалистов. Да и косметология – это уже парк аппаратов и методик.

Без чего сейчас не может обойтись современная клиника эстетической медицины?
Все-таки главным был и остается врач. Это миф, что раньше нельзя было избавиться от морщин или акне. Может быть, процесс был более долгим, затратным в том числе и по деньгам, потому что «чарджили» мы сумасшедшие деньги. Укол «Рестилайн» в то время стоил целое состояние. То, что сейчас клиника зарабатывает в день, мы могли заработать за один укол, потому что тех, кто делал эти уколы, можно было пересчитать по пальцам одной руки – сто человек на всю Москву, пятьдесят обращались к нам в клинику.
Каким был доктор-косметолог двадцать лет назад и какой он сейчас? Изменилось ли что-нибудь?
Двадцать лет назад докторов-косметологов не было, это были дерматологи, которые волею судеб занимались еще и косметологией. Сейчас концепция полностью поменялась.
А дерматолог и косметолог – это разные специальности?
Для меня – нет. Я считаю, что тот, кто занимается косметологией, должен хорошо знать дерматологию. Например, на прием приходит пациент с грибковой инфекцией, врач не должен путать ее с пигментацией. К сожалению, те, кто не посидел и не поработал на дерматологическом приеме, могут лечить заболевание как пигментацию.
Как вы думаете, уровень медицинского образования поменялся за это время? С какими знаниями приходят молодые специалисты? Медицинский срез улучшился или ухудшился?
Я считаю, что улучшился, так как доступно большое количество учебников, публикаций, конференций, приезжают прекрасные спикеры и тренеры. Врач может сам поехать на международную конференцию, обменяться опытом. В начале 2000-х этого не было, не хватало знаний. Каждый, кто приезжал в Россию из-за рубежа, считался великим доктором. Сейчас личности помельчали. Сегодня многое подгоняется под стандарты, все умеют работать по технологии. Это прекрасно, но в то же время эти технологии выключают мозги, выключают возможность анализировать.
Вы много времени проводите в Соединенных Штатах Америки, на ваш взгляд, чем отличается доктор российский от американского?
Отличия, конечно, есть. У американца очень свободное мышление. Например, если ему приносят продукт или появляется новинка, он не будет звонить соседу или коллеге и спрашивать его мнение об этом продукте. Он будет сам его пробовать. Американские врачи более открытые в этом смысле. Наши действуют по старинке: мнение коллег, «что скажет княгиня Марья Алексеевна» – более значимо для нас. С другой стороны, американский врач очень зажат протоколами, стандартами, за которые мы сейчас все боремся и внедряем в косметологию. Это очень ограничивает возможности врача применять что-то новое. Предположим, вы понимаете, что для удаления татуировки вы бы хотели использовать нестандартные параметры лазера, «дать помощнее». Американец десять раз подумает, надо ли это делать, потому что если что-то пойдет не так, то он будет за это отвечать лично своими деньгами и своей лицензией. Русские врачи более склонны к «экспериментаторству». Возьмем применение БТА. Нигде его применение off-label так не распространено, как в России.
Как директор вы какую схему поощряете больше: офф-лейбл или застрахованную?
Хороший вопрос. Конечно, за все, что происходит в клинике, несет ответственность директор. В США за все отвечает лично врач. В связи с этим у нашего врача руки, в общем, развязаны. Предположим, произошла ситуация, он сделал офф-лейбл, получил осложнения, пациент обратился в суд, суд присудил выплатить компенсацию. Выплачивать ее будет клиника. Я могу, конечно, регрессным иском обратиться к врачу, но врач мне скажет: «До свидания, не хочу больше с вами работать». И я буду с ним судиться еще лет двадцать. Это очень упрощенное описание долгой истории, поэтому, конечно же, с точки зрения закона я бы предпочла сейчас работать по утвержденным стандартам, но не всегда это получается.
Творчество в косметологии все равно существует, это такое определенное сценичество. Как вы думаете, человеку лучше работать самостоятельно в своем кабинете или находиться внутри коллектива, где есть много разных мнений, взглядов на лечение одной и той же нозологии?
Конечно, удобнее работать в клинике, потому что ты можешь работать с разными аппаратами, у тебя много возможностей, ты можешь выбирать, на каком аппарате ты быстрее достигнешь оптимального результата. И это большой поток пациентов. Ты можешь пробовать разные продукты, выбирать понравившиеся из разных линеек, комбинировать их. Прислушиваться к мнению других врачей, учиться у более опытных. Конечно, такой «коллективный разум» лучше. Много времени инвестируется в собственное развитие врача как профессионала. У врачей, работающих в одиночку, гораздо меньше возможностей, парк аппаратов часто ограничен одной платформой или лазером, и они все время работают, так как все затраты висят на одном человеке, и аренда, и зарплаты помощников, и заказы. Хотя и они тоже в принципе неплохо себя чувствуют, потому что они выбирают одну линейку и работают только с ней. Это значит, что эту линейку они знают великолепно, от и до. Они знают, что можно получить от каждого препарата. Некоторые сложности возникают с покупкой косметики: они позднее получают новинки, часто поставщики косметики предлагают выкупать всю линию (а это около 200–250 тыс. руб.), не всегда врач может позволить себе все сразу купить. Более того, средства специфические, например, с кислотами, могут зависнуть, потому что у врача просто нет такого клиента. Ведь каждый врач вокруг себя собирает определенный тип клиента с определенной проблемой. Кто-то любит возиться с чистками, кому-то нравятся только инъекции, я знаю врачей, которые предпочитают только аппаратные методики и инъекции предлагают в последнюю очередь. И клиенты у таких докторов, которым надо именно «по чуть-чуть» воздействовать, а не кардинально, тоже находятся… Я знакома с несколькими успешными врачами, с большим потоком пациентов, которые работают в одиночку, даже без помощников, в своем кабинете. Прекрасные профессионалы, но насколько их хватит? Как бизнес-модель, на мой взгляд, это провальная история, не говоря уже о сложности юридической стороны такой работы. Перерастут ли эти кабинеты в клинику – зависит только от масштабов их мышления и навыков работы в коллективе.
Помимо руководства клиникой вы занимаетесь еще и дистрибьюцией косметических средств. С января эксклюзивно представляете линию препаратов PhytoC. Оксана Федорова пользуется вашими препаратами в России. От многих косметологов мы знаем, что вы позволяете выбирать им ту часть продукции, которая нужна под срез их пациентов. Как вас посетила эта прекрасная мысль о том, что доктору необязательно нужен весь набор продуктов?
Спасибо большое за вопрос. Все дело в том, что я вижу ситуацию с разных сторон. Как руководитель клиники и как дистрибьютор. И когда ко мне приходят дистрибьюторы и говорят, что я могу сделать продажи на сумасшедшую сумму, я как директор клиники понимаю, что все-таки моя основная задача – это не продажа препаратов, а в первую очередь оказание качественной услуги, чтобы пациент получил желаемый эффект, ушел счастливым и вернулся. Как дистрибьютор я, конечно, была бы рада продавать на большие суммы, но я хочу, чтобы каждый косметолог в клинике или кабинете имел эту возможность – делать своего пациента счастливым. Ведь хороший препарат, когда вы его назначите в дополнение к процедуре, ее гарантированно улучшит. Приказ Минздрава обязывает давать рекомендации до и после процедуры. Вы можете назначить какие-то аптечные марки, можете спросить, чем пользуется сам пациент, но после наших процедур бывают такие состояния, когда вы понимаете, что вам нужен именно конкретный продукт с конкретными характеристиками, и с ним вы получите максимальный эффект. Вот в таких ситуациях необходима рекомендация проверенного вами на практике препарата, и надо объяснять пациенту, зачем ему этот препарат. Когда я отбираю бренды для работы в клинике, я всегда на стыке. Хочу, чтобы мой косметолог и мой пациент – оба были счастливы. Именно этим я руководствуюсь, когда отбираю препараты, аппараты, и любую косметику, которая представлена в «Петровка-Бьюти».

Напоследок мы немного пошутили и предложили Наталье ответить в стиле «Опросник Марселя Пруста», анкеты, показывающей вкусы и убеждения интервьюируемого.

Для доктора пациент – это пациент или клиент?
Пациент. По крайней мере, в моем бизнесе.
Это достижение последних лет или это концепция с первого дня?
Это концепция с первого дня. Мы так строили бизнес. Каждый ведь выстраивает свой бизнес в соответствии с собственным видением. Я это вижу как клинику или даже как поликлинику. У нас нет массажей, спа-процедур, маникюра, педикюра, потому что это другое направление.
Главное качество, которое должно быть у врача-косметолога?
Открытость мышления.

Спасибо.

Поделиться

Подписаться на ежедневный дайджест 1nep.ru

Другие статьи по темам

Роль личности в косметологии Интервью Роль личности в косметологии
Рынок косметических анестетиков для кожи – что изменилось за год? Обзор Рынок косметических анестетиков для кожи – что изменилось за год?
Управление болью. Как не потерять пациента? Интервью Управление болью. Как не потерять пациента?

Читайте также

Британцы тратят огромные суммы на фитнес, но все равно негативно воспринимают свое тело Британцы тратят огромные суммы на фитнес, но все равно негативно воспринимают свое тело
В Южной Корее набирает популярность движение против бьютификации В Южной Корее набирает популярность движение против бьютификации
Уколы без боли уже стали реальностью Уколы без боли уже стали реальностью
Книга Mario Goisis

Комментарии (0)

Войти по логину портала 1nep.ru или с помощью
img img